Главная Все новости Мероприятия Downloads Контакты Дни ИС Страница Кафедры на сайте НИУ ВШЭ

 

Авторизация

Для получения рассылки сайта, или публикации статей и новостей пожалуста авторизируйтесь.





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Главная arrow Научные труды arrow Правовые основы DRM в России

Правовые основы DRM в России

Л. Нейман, генеральный директор ООО «Штайнер, Нейман и партнеры»,

Н. Колоколов, ведущий юрисконсульт ООО «Штайнер, Нейман и партнеры»

 

XXI век по праву можно считать веком бурного развития технологий, глобализации экономических процессов, появления новых способов представления и передачи информации. Научный прогресс коснулся практически всех отраслей жизнедеятельности человека, затронул все формы объективирования и защиты права собственности. Не обошел он стороной и традиционные объекты нематериальных благ – результаты интеллектуальной деятельности, объекты права интеллектуальной собственности (далее – ИС), а также технические средства защиты авторских прав (DRM - Digital  Rights Management).

Охрана объектов ИС – явление далеко не новое. Уже более столетия прошло с тех пор, как мировое сообщество встало на путь защиты нематериальных благ, приняв два исторических для отрасли международных акта: Парижскую конвенцию по охране промышленной собственности 1883 г. и Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений» 1886 г. Однако сегодня проблема защиты результатов интеллектуальной деятельности предстала перед нами в новом свете, чему способствовали вышеупомянутые процессы развития новых технологий, и особенно  новых способов передачи информации, таких, как глобальная сеть Интернет, телекоммуникационные сети, технологии беспроводной передачи данных.

Уязвимым звеном сети Интернет и каналов передачи данных в мобильной среде является сложность контроля за копированием и иным использованием произведений, охраняемых авторским правом. В силу простоты их копирования в указанных коммуникационных средах трудно доказать факт нарушения авторских и смежных прав. Анализ действующего законодательства в области авторского права и смежных прав показывает его ограниченность в вопросе регулирования и защиты исключительных прав, поскольку его нормы создавались задолго до появления вышеуказанной проблемы, когда авторские произведения, как правило, распространялись на материальном носителе и фиксированным тиражом. В Интернете и мобильной среде авторские произведения не имеют материального носителя, а их тираж и территориальная сфера действия являются практически неограниченными.

На сегодняшний день эффективного правового механизма защиты авторских прав в российском сегменте сети Интернет и мобильной среде еще не разработано, однако с уверенностью можно утверждать, что материалы, обнародованные на сайте в электронной форме, являются объектом авторского права и подлежат охране. Тем не менее, попытки  изменить указанную ситуацию уже предпринимаются. Это подтверждается принятием в 2004 г. поправок к Закону РФ от 09.07.1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон, Закон об авторском праве), который был дополнен новыми статьями –  481 и 482, посвященными техническим средствам защиты и информации об авторском праве и смежных прав. Но прежде чем перейти к подробному анализу указанных статей Закона, остановимся на кратком анализе международного регулирования технических средств защиты авторских прав.

Под техническими средствами защиты авторских прав (далее - DRM) понимают чаще программные, реже программно-аппаратные средства, которые затрудняют создание копий защищаемых произведений (распространяемых в электронной форме) либо позволяют отследить создание таких копий. Обычно DRM сопровождают защищаемые произведения (файлы, диски, программы-оболочки для просмотра), реже - встраиваются в средства воспроизведения (например, mp3-плееры и другие устройства для обработки произведений в цифровых форматах). Недостатком DRM является то, что они, будучи созданными с целью воспрепятствовать неправомерному копированию произведений, зачастую препятствуют и добросовестному их использованию (fair use)*, которое разрешено законодательством, что вызывает критику этих средств со стороны правозащитников.

 

Регулирование DRM на международном уровне

Экстерриториальность глобальной компьютерной сети Интернет делает возможными практически неконтролируемые экспорт и импорт ИС, что наносит значительный экономический ущерб как владельцам исключительных прав, так и государству. Такое положение вызывает необходимость международной унификации законодательства, разработки новых международных соглашений и изменения уже имеющихся, а также внесения признанных на международном  уровне норм и принципов в национальные нормативные акты.

Пионером в области установления правового регулирования DRM стал Европейский союз (далее – ЕС), принявший Директиву Совета ЕС 91/250/СЕЕ от 14 мая 1991 г., касающуюся правовой охраны компьютерных программ. Государства – члены ЕС обязались принимать соответствующие меры в отношении лиц, которые с корыстной целью выпускают в обращение или распространяют средства, облегчающие неразрешенный обход или нейтрализацию технических средств защиты компьютерных программ, и согласно п. 3 ст. 7 данной Директивы установить на законодательном уровне конфискацию указанных средств.

Следуя примеру ЕС, Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) на Дипломатической конференции  в Женеве в  декабре 1996 г. приняла два международных договора: Договор ВОИС по авторскому праву (WIPO Copyright Treaty; далее – ДАП) и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (WIPO Performances and Phonograms Treaty; далее – ДИФ), которые направлены на защиту правообладателей от незаконного использования их произведений в сети Интернет и других цифровых сетях  (зачастую эти договоры объединяют под общим названием «Интернет-договоры ВОИС»). Договоры вступили в силу соответственно 6 марта и 20 мая 2002 г. На сегодняшний день в ДАП участвуют 59 государств, а в ДИФ – 58.

Россия не участвует ни в одном из этих договоров, так как для их ратификации и подписания необходимо приведение российского законодательства в соответствие с их положениями. С этой целью в законодательство об авторском праве и смежных правах должен быть внесен ряд изменений (но об этом чуть позже).

   Указанные договоры обязывают договаривающиеся стороны обеспечить надлежащую правовую защиту от так называемого обхода технических средств (например, кодирования), используемых авторами для ограничения нелегального доступа к их произведениям, и установить ответственность за устранение, изменение любой электронной информации об управлении правами без разрешения правообладателя, а также за распространение, импорт, сообщение в эфир или доведение до всеобщего сведения произведений с измененной или устраненной электронной информацией об управлении правами (под которой понимается информация, обеспечивающая возможность идентификации произведения, его правообладателя, автора, условий использования).

Некоторые положения рассматриваемых Интернет-договоров вводят принципиально новые механизмы охраны и управления авторскими правами в цифровой сфере. Договоры содержат по две статьи, которые предусматривают введение в законодательства подписавших их государств положений, касающихся технических средств защиты авторских и смежных прав (обязательства в отношении технических мер) и идентифицирующих систем (обязательства в отношении информации об управлении правами). Это соответственно ст. 11 и 12 ДАП и ст. 18 и 19 ДИФ:   

«Статья 11. Обязательства в отношении технических мер

Договаривающиеся Стороны предусматривают соответствующую правовую охрану и эффективные средства правовой защиты от обхода существующих технических средств,

используемых авторами в связи с осуществлением их прав по настоящему Договору или по Бернской конвенции и ограничивающих действия в отношении их произведений, которые не разрешены авторами или не допускаются законом.

Статья 12. Обязательства в отношении информации об управлении правами

(1) Договаривающиеся Стороны предусматривают соответствующие и эффективные средства правовой защиты в отношении любого лица, намеренно осуществляющего любое из следующих действий, зная или, в связи с применением гражданско-правовых средств защиты, имея достаточные основания знать, что такое действие будет побуждать, позволять, способствовать или скрывать нарушение любого права, предусмотренного настоящим Договором или Бернской конвенцией:

(i) устранение или изменение любой электронной информации об управлении правами без разрешения;

(ii) распространение, импорт с целью распространения, передачу в эфир или сообщение для всеобщего сведения без разрешения произведений или экземпляров произведений, зная что в них без разрешения была устранена или изменена электронная информация об управлении правами.

(2) «Информация об управлении правами» в смысле настоящей статьи означает информацию, которая идентифицирует произведение, автора произведения, обладателя какого-либо права на произведение или информацию об условиях использования произведения и любые цифры или коды, в которых представлена такая информация, когда любой из этих элементов информации приложен к экземпляру произведения или появляется в связи с сообщением произведения для всеобщего сведения».

«Статья 18. Обязательства в отношении технических мер

Договаривающиеся Стороны предусматривают соответствующую правовую охрану и эффективные средства правовой защиты от обхода существующих технических средств, используемых исполнителями или производителями фонограмм в связи с осуществлением

своих прав по настоящему Договору и ограничивающих действия в отношении их исполнений или фонограмм, которые не разрешены исполнителями или производителями фонограмм, или не допускаются законом.

Статья 19. Обязательства в отношении информации об управлении правами

(1) Договаривающиеся Стороны предусматривают соответствующие и эффективные средства правовой защиты в отношении любого лица, намеренно осуществляющего любое и следующих действий, зная или, в связи с применением гражданско-правовых средств защиты, имея достаточные основания знать, что такое действие будет побуждать, позволять, способствовать или скрывать нарушение любого права, предусмотренного настоящим Договором:

(i) устранение или изменение любой электронной информации об управлении правами без разрешения;

(ii) распространение, импорт с целью распространения, передачу в эфир, сообщение или доведение до всеобщего сведения без разрешения исполнений, экземпляров записанных исполнений или фонограмм, зная, что в них без разрешения была устранена или изменена электронная информация об управлении правами.

(2) «Информация об управлении правами» в смысле настоящей статьи означает информацию, которая идентифицирует исполнителя, исполнение исполнителя, производителя фонограммы, фонограмму, обладателя какого-либо права на исполнение или фонограмму, или информацию об условиях использования исполнения или фонограммы и любые цифры или коды, в которых представлена такая информация, когда любой из этих элементов информации приложен к экземпляру записанного исполнения или фонограммы либо появляется в связи с сообщением или доведением записанного исполнения или фонограммы до всеобщего сведения».

Данные статьи составляют международно-правовую основу введения DRM.

В рамках ВОИС за внедрение и развитие новых механизмов охраны и управления ИС в настоящее время отвечает специально созданный для этих целей Консультативный комитет по управлению авторским правом и смежными правами в глобальных информационных сетях.

Среди международных организаций, участвующих в совершенствовании механизмов внедрения систем DRM, можно выделить Международную конфедерацию обществ авторов и композиторов (CISAC), которая разрабатывает собственную информационную систему учета и идентификации владельцев авторских и смежных прав, а также управление авторскими правами, и Международную организацию по стандартизации (ISO), утверждающую всемирные стандарты в области электронного управления авторскими и смежными правами, в частности, Международный стандарт кода для звукозаписей (ISRC), Международный стандарт кода для музыкальных произведений (ISWC), Международный стандарт музыкального номера (ISMN), Международный стандарт аудиовизуального номера (ISAN) и Международный стандарт кода для текстовых произведений (ISTC). Целью таких кодов является идентификация произведений, охраняемых авторским правом и смежными правами, а также осуществление эффективного управления и контроля за такими произведениями в цифровой среде.

 

Правовое регулирование DRM в России

Как уже отмечалось выше, Россия не участвует в рассмотренных выше Интернет-договорах ВОИС, тем не менее, Закон об авторском праве содержит две статьи (48.1 и 48.2), посвященные DRM.

Предпосылками принятия в 2004 г. поправок к Закону были требования со стороны мирового сообщества, обусловливающие вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Среди них – требование о подписании Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (TRIPS), которое является частью правовой системы ВТО. TRIPS - это практически первая в истории международная договоренность в области ИС, детально затрагивающая как проблемы ее защиты, так и реализации прав на нее. TRIPS направлено на устранение препятствий к международной торговле, эффективную и достаточную защиту прав ИС.  

Статья 48.1 Закона посвящена техническим средствам защиты авторского права и смежных прав. Согласно приведенной в статье формулировке техническими средствами защиты «…признаются любые технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведениям или объектам смежных прав, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором, обладателем смежных прав или иным обладателем исключительных прав, в отношении произведений или объектов смежных прав». При этом в п. 2 ст. 48.1  содержатся запреты, действующие в отношении произведений или объектов смежных прав. Так, не допускаются:

 «1) осуществление без разрешения лиц, указанных в пункте 1 настоящей статьи, действий, направленных на снятие ограничений использования произведений или объектов смежных прав, установленных путем применения технических средств защиты авторского права и смежных прав;

2) изготовление, распространение, сдача в прокат, предоставление во временное безвозмездное пользование, импорт, реклама любого устройства или его компонентов, их использование в целях получения дохода либо оказание услуг в случаях, если в результате таких действий становится невозможным использование технических средств защиты авторского права и смежных прав либо эти технические средства не смогут обеспечить надлежащую защиту указанных прав».

В соответствии со ст. 48.2   Закона, посвященной  информации об авторском праве и  смежных правах, такой информацией «признается любая информация, которая идентифицирует произведение или объект смежных прав, автора, обладателя смежных прав или иного обладателя исключительных прав, либо информация об условиях использования произведения или объекта смежных прав, которая содержится на экземпляре произведения или объекта смежных прав, приложена к ним или появляется в связи с сообщением для всеобщего сведения либо доведением до всеобщего сведения таких произведения или объекта смежных прав, а также любые цифры и коды, в которых содержится такая информация».

Кроме того, согласно п. 2 ст. 48.2  в отношении произведений или объектов смежных прав не допускаются:

«1) удаление или изменение без разрешения лиц, указанных в пункте 1 настоящей статьи, информации об авторском праве и о смежных правах;

2) воспроизведение, распространение, импорт в целях распространения, публичное исполнение, сообщение для всеобщего сведения, доведение до всеобщего сведения произведений или объектов смежных прав, в отношении которых без разрешения лиц, указанных в пункте 1 настоящей статьи, была удалена информация об авторском праве и о смежных правах».

Статьи 48.1 48.2 Закона об авторском праве, по сути, корреспондируют с приведенными выше статьями Интернет-договоров ВОИС. Однако в настоящее время   их нормы не действуют, а точнее, носят лишь декларативный характер, поскольку,  устанавливая запреты на определенные действия в отношении объектов ИС, охраняемых авторским правом, эти статьи ничего не говорят об ответственности, которая может наступить при несоблюдении их положений. Такая ситуация препятствует эффективной защите авторских прав в цифровой среде.

На наш взгляд, нормы об ответственности за нарушение авторских и смежных прав, содержащиеся в ст. 49 Закона, в данном случае неприменимы, так как они предусматривают совершенно иной состав правонарушений, а правонарушения, предусмотренные в ст.  48.1 и 48.2, ни  в Кодексе РФ об административных правонарушениях, ни в Уголовном кодексе РФ  (УК РФ) не содержатся. (Тем не менее в том, что касается уголовной ответственности, на практике по аналогии применяется ст. 272 УК РФ, предусматривающая ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации.)

  Кроме того, следует отметить, что с 1 сентября 2006 г. вступили в силу поправки к Закону об авторском праве, в соответствие с которыми авторы и иные правообладатели получили дополнительное правомочие - сообщать произведение таким образом, при котором любое лицо может иметь доступ к нему в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору (право на доведение до всеобщего сведения или Интернет-право). Данное обстоятельство придало новый импульс развитию положений (и их практической реализации), касающихся DRM.

Ситуация в отношении ответственности за нарушение (обход) технических средств защиты авторского права и смежных прав несколько изменилась с принятием 18 декабря 2006 г. части четвертой  Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), которая вступает в силу с 1 января 2008 г.

Положения ст. 48.1 и 48.1 Закона об авторском праве практически полностью перенесены соответственно в ст. 1299 «Технические средства защиты авторских прав» и ст. 1300 «Информация об авторском праве» части четвертой ГК РФ. Однако указанные статьи ГК РФ были дополнены п. 3 следующего содержания: «В случае нарушения положений, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя возмещения убытков или выплаты компенсации в соответствии со статьей 1301 настоящего Кодекса».

Таким образом, частью четвертой ГК РФ предусмотрена ответственность за нарушение (обход) технических средств защиты авторского права и смежных прав. Так, согласно ст. 1301 «в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;

в двукратном размере стоимости экземпляров произведения либо в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения».

 

Практика имплементации международных норм о DRM в национальное законодательство

Одним из первых государств, которое присоединилось к Интернет-договорам ВОИС и привело свое законодательство в соответствие с их нормами, были США. В 1998 г. в США был принят Закон об авторском праве в цифровом тысячелетии (Digital Millennium Copyright Act; далее - DMCA), которым введена ответственность (в том числе и уголовная) за обозначенные в ст. 11 и 12 ДАП составы правонарушений. К тому же Закон содержит еще целый ряд небезынтересных норм, в частности, правила об ограничении ответственности хост-провайдеров за размещение на их серверах информации, нарушающей чьи-либо авторские права, а также за ссылки на такие ресурсы.

 В § 1201 DMCA признаются неправомерными следующие действия:

- собственно обход технических мер защиты, которые ограничивают доступ к произведению (п. а (1) А);

- производство, импорт, распространение и иное введение в хозяйственный оборот технологий, устройств и иных товаров, основное назначение которых состоит в обходе  технических мер защиты, во-первых, запрещающих несанкционированный доступ к произведению (§ 1201, п. а (2) А) и, во-вторых, используемых обладателями авторских прав для предотвращения не разрешенных ими действий в отношении произведений, главным образом переработки и воспроизведения (§ 1201, п. b (1) А).

DMCA предусматривает исключения из общего правила о запрете обхода технических мер защиты добросовестными владельцами законно приобретенной копии произведения. Так, не признается правонарушением обход технических мер, если единственной его целью являются проведение исследований в области криптографии или декомпиляция (реверс-инжиниринг) программ, предпринимаемая с единственной целью обеспечить совместимость с программными средствами сторонних производителей.  Также не считается правонарушением обход технических мер, предназначенных для негласного накопления и передачи информации о лицах, получающих доступ к произведению.

В § 1202 DMCA предусматривается ответственность за размещение недостоверной информации, подмену либо удаление информации о принадлежности авторских прав, включая импорт, распространение или иное введение в оборот копий произведений, в которых такая информация была удалена или изменена.

Во втором разделе DMCA «Ограничения ответственности за нарушения авторских прав в компьютерных сетях» оговорены случаи освобождения от ответственности провайдеров, оказывающих услуги по размещению различной информации в своих системах.

Согласно DMCA любой сайт в США может быть закрыт в течение суток после поступления от правообладателя уведомления о нарушении авторских прав в адрес хозяина сервера, на котором этот сайт располагается. Для этого не требуется судебных постановлений – достаточно соблюсти форму такого уведомления. Если хозяин сервера откажется закрыть обжалованный сайт, согласно DMCA он сам рассматривается уже как соучастник преступления. Уведомление о нарушении авторских прав должно содержать:   

- информацию о правообладателе: наименование, адрес, номера телефонов и факса;

- описание произведений, в отношении которых правообладатель утверждает, что нарушаются его права;

- сетевой адрес (адреса) – URL, по которому размещены материалы, нарушающие авторские права;

- утверждение заявителя, в котором он описывает факт нарушения, подтверждает свои полномочия и достоверность содержащейся в уведомлении информации.

Провайдер может запросить копию письма, заверенную собственноручной подписью должностного лица (по факсу) или электронно-цифровой подписью (по электронной почте).   

Помимо США достаточно быстро отреагировали на принятие Интернет-договоров ВОИС государства – члены ЕC, который, как уже отмечалось выше, первым предпринял шаги по закреплению норм о DRM, издав Директиву ЕС 91/250/СЕЕ от 14 мая 1991 г.

Несколько позже Европейский парламент и Совет ЕС приняли Директиву 2001/29/СЕ от 22 мая 2001 г. «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе». Директива содержит главу ІІІ «Защита технических средств и информации об управлении правами», в которой учтены положения Интернет-договоров ВОИС. Согласно п. 1 ст. 6 главы ІІІ Директивы государства – члены ЕС обязались установить соответствующую юридическую защиту в отношении действий по обходу любых технических средств, совершенных преднамеренно или при наличии мотивированных оснований считать, что лицо, которое совершило подобные действия, имело целью достижение такого результата.

Данная норма обязывает государства-члены ввести правовую охрану против изготовления, ввоза, распространения, продажи, сдачи в прокат, рекламы с целью продажи или сдачи в прокат, владения с коммерческой целью любыми устройствами, изделиями, их компонентами или предоставления услуг в отношении этих устройств, изделий их составных частей, если указанные действия совершаются для обхода технических средств защиты объектов авторского права и смежных прав. В результате принятия данной Директивы национальные законодательства государств-членов были приведены в соответствие с нормами международного права в отношении DRM.

Так, уголовное законодательство большинства европейских стран предусматривает отдельную уголовную ответственность за совершение незаконных действий, связанных с обращением средств, которые облегчают незаконный обход или нейтрализацию DRM

Например, в Республике Польша Закон об авторском праве и смежных правах (именно этот нормативный акт предусматривает уголовную ответственность за совершение преступлений в сфере авторского права и смежных прав) был дополнен ст. 1181 (п. 1), которая устанавливает уголовную ответственность за совершение следующих действий:

- производство или выпуск в обращение предметов, предназначенных для самовольного устранения или обхода технических средств, которые защищают произведение от раскрытия, просмотра или воспроизведения;

- производство или выпуск в обращение предметов, которые служат для незаконного приема аудиопрограмм, предназначенных для ограниченного круга получателей, имеющих доступ к указанным программам после уплаты вознаграждения лицу, которое предоставляет услуги по трансляции аудиопрограмм.

Лицо, совершившее указанные действия, подвергается наказанию в виде штрафа, ограничения или лишения свободы на срок до трех лет.

Совершение данного преступления создает угрозу нарушения имущественных прав производителей компьютерных программ, организаций кабельного телевидения, а также авторов произведений, которые защищены техническими средствами от их незаконного использования. То обстоятельство, что права таких субъектов смежных прав, как исполнители и производители фонограмм, не подпадают под действие указанной выше нормы, подвергается критике со стороны отдельных ученых.

Предметами, с помощью которых можно осуществлять самовольное устранение или обход технических средств защиты произведений и которые служат для незаконного приема аудиопрограмм, могут быть разного рода «взломщики» средств технической защиты или декодеры, специально предназначенные для таких целей.

Закон Республики Хорватия об авторском праве и смежных правах 2003 г. (п. 1 ст. 188) предусматривает уголовную ответственность за незаконное (без разрешения законных распространителей кодированного спутникового сигнала) производство, ввоз, распространение, сдачу в прокат, иной выпуск в обращение, предоставление услуг по инсталляции материальных или нематериальных устройств или систем для декодирования таких сигналов, если лицо, которое совершило данные действия, сознавало или должно было сознавать, что указанные устройство или система предназначены в первую очередь для «декодирования» кодированного спутникового сигнала. Очевидно, что данная норма охраняет лишь имущественные права организаций телерадиовещания.

Более основательно подошли к имплементации норм международного права в национальное уголовное законодательство в Эстонии. Статья 225 Уголовного кодекса Эстонии предусматривает ответственность за изготовление, приобретение, хранение, использование, транспортировку, продажу или передачу технических средств или установок, предназначенных для устранения средств защиты от незаконного воспроизведения произведений, а также от незаконного приема сигнала, который передается с помощью спутника или по кабелю. Указанные действия наказываются штрафом или лишением свободы на срок до двух лет.

Законом Италии от 18 августа 2000 г. «Новые нормы защиты авторского права» внесены изменения в Закон от 22 апреля 1944 г. «Об охране авторского права и смежных прав». Указанный Закон дополнен ст. 1713, п. «f», которая предусматривает уголовную ответственность за изготовление, ввоз, распространение, продажу, сдачу в прокат, передачу под любым названием, рекламу с целью продажи или сдачи в прокат, владение с коммерческой целью оборудованием, продукцией или компонентами систем, предназначенных для обхода, декодирования или изменения степени защиты авторского права и смежных прав.

Другой подход к решению проблемы установления уголовной ответственности за совершение действий, связанных с выпуском в обращение устройств для обхода технических средств защиты авторского права и смежных прав, продемонстрировал законодатель Королевства Испании. Уголовным кодексом Испании 1995 г. (п. 3 ст. 270) установлена уголовная ответственность лишь за производство, выпуск в обращение или владение любым средством, специально предназначенным для облегчения незаконного обхода или нейтрализации технических средств защиты компьютерных программ.

Основной причиной криминализации данного действия стало прежде всего выполнение положений упомянутой выше Директивы Совета ЕС 91/250/СЕЕ от 14 мая 1991 г. об усилении правовой защиты имущественных прав производителей компьютерных программ. Однако позиция законодателя, которая основывается на приоритете уголовно-правовой охраны имущественных прав лишь авторов компьютерных программ, была подвергнута существенной критике в научной доктрине испанского уголовного права.

Законом от 25 ноября 2003 г. в п. 3 ст. 270 Уголовного кодекса Испании внесены изменения, которыми установлена уголовная ответственность за незаконное производство, ввоз, выпуск в обращение или владение любым средством, специально предназначенным для облегчения незаконного обхода или нейтрализации технических средств защиты всех средств защиты всех объектов авторского права или смежных прав.

Необходимо отметить, что научная доктрина зарубежного уголовного права не считает действие по выпуску в обращение средств для обхода или нейтрализации технологических разработок или технических устройств защиты авторского права и смежных права одним из нарушений личных неимущественных или имущественных прав субъектов права ИС, тем не менее, она признает данное действие как создающее угрозу нарушению указанных прав.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что законодательство стран ЕС содержит нормы, которые непосредственно предусматривают уголовную ответственность за совершение умышленных действий по выпуску в обращение устройств для обхода или нейтрализации технических средств, предназначенных для  защиты объектов авторского права и смежных прав.

Следует отметить, что оборотной стороной медали применения DRM при реализации вышеуказанных норм закона являются дополнительные препятствия правомерному использованию объектов авторского права и смежных прав.

Ввиду стремительного роста интереса к дистрибуции цифрового контента и экономической привлекательности данной сферы растет и интерес к подобной деятельности со стороны неправомерных участников рынка, поэтому установление действующих механизмов защиты авторского права и смежных прав в цифровой среде, внедрение технических средств защиты контента и установление юридической ответственности за деятельность по обходу таких средств является, на наш взгляд, первоочередной задачей в развивающейся отрасли цифровых технологий.

 


* Fair use (добросовестное использование) – доктрина в авторском праве, допускающая свободное использование защищенных авторским правом материалов при соблюдении определенных условий. В России добросовестное использование регулируется ст. 19-25 Закона об авторском праве.

 
« Пред.   След. »
Copyright © 2005 - 2008 РГИИС. /JoomlArt.com/Ermolaevy & Galchona

Заметки Федотова М.А.

home contact search contact search