Главная Все новости Мероприятия Downloads Контакты Дни ИС Страница Кафедры на сайте НИУ ВШЭ

 

Авторизация

Для получения рассылки сайта, или публикации статей и новостей пожалуста авторизируйтесь.





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Главная arrow Научные труды arrow Аналитический обзор ограничений и исключений в законодательстве стран СНГ

Аналитический обзор ограничений и исключений в законодательстве стран СНГ

М.А.ФЕДОТОВ 

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ОГРАНИЧЕНИЙ И ИСКЛЮЧЕНИЙ В НАЦИОНАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ СТРАН СНГ Об авторском праве и смежных правах

Адаптация национального законодательства стран СНГ к Договорам ВОИС 1996 года

 

В странах, образовавшихся после распада Союза ССР и объединившихся в Содружество Независимых Государств, появление информационных магистралей совпало по времени с кардинальной реформой их законодательства об авторском праве и смежных правах. Ранее, будучи республиками в составе Союза ССР, они не имели специальных законов об авторском праве и смежных правах. Нормы, касающиеся авторского права, содержались в республиканских гражданских кодексах. Как правило, это было около сорока статей. Причем, содержание этих статей во всех республиках практически совпадало.

 

Основными чертами законодательства были: отсталость, низкий уровень охраны, ярко выраженный приоритет государственных интересов, доминирование идеологических установок, отсутствие охраны смежных прав. Достаточно сказать, что в советском авторском праве широко применялись так называемые типовые авторские договоры (издательские, постановочные, сценарные и т.д.), которые имели нормативное значение и сводили на нет свободу выбора при заключении договоров. При этом размер авторского вознаграждения определялся не соглашением автора с пользователем, а установленными государством ставками. Более того, авторам не полагалось вознаграждения за использование их выпущенных в свет произведений по телевидению, радио, в газетах и т.д. Короче говоря, идеологический тезис «Искусство принадлежит народу» на деле оказался грубым ущемлением интересов как авторов и пользователей, так и общества в целом.

С начала 90-х годов в странах СНГ начался процесс формирования специального законодательства об авторском праве и смежных правах. Этому в немалой степени способствовало Соглашение «О сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав» от 24 сентября 1993 года. Государства-участники СНГ, во-первых, обязались обеспечивать на своих территориях выполнение международных обязательств, вытекающих из участия бывшего Союза ССР во Всемирной конвенции об авторском праве (в редакции 1952 года). Во-вторых, они обязались разработать и принять законы, обеспечивающие охрану авторского права и смежных прав на уровне требований Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, Женевской конвенции об охране производителей фонограмм от неразрешенного воспроизведения их фонограмм, Римской конвенции об охране прав артистов-исполнителей, производителей фонограмм, организаций телерадиовещания.

Вскоре начался процесс присоединения стран СНГ к новым для них международным конвенциям. В 1995 году членами Бернской конвенции стали Россия, Грузия, Украина, Молдова, в 1997 – Беларусь, в 1999 – Азербайджан и Кыргызстан, в 2000 – Армения и Таджикистан. К Конвенции об охране производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм присоединились Российская Федерация (1995), Украина, Молдова (2000), Казахстан, Азербайджан (2001), Киргизия (2002), Армения и Беларусь (2003). Участниками Международной конвенции об охране исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций  стали Молдова (1995), Украина (2002), Армения и Российская Федерация (2003).

Как правило, первые национальные законы были подготовлены на основе использования Модельного закона, разработанного ВОИС. В них нашли отражение также некоторые новые положения, вызванные к жизни тем революционизирующим влиянием, которое оказало нарождающееся глобальное информационное общество на процессы создания и использования объектов авторского права и смежных прав.

Авторское право уже переживало подобные революционные потрясения в период своего формирования в 18-19 веках и позднее, в середине 20 столетия - в связи с появлением радиовещания, кинематографии, телевидения, а затем - в связи с развитием техники копирования (репрографического репродуцирования). И все же главная идея, лежащая в основе авторского права и составляющая его суть, сохранилась и по сей день практически в неизменном виде. Это идея контроля за использованием произведений на основе исключительности авторских прав, что способно приносить доход творцу и его семье, стимулируя тем самым его творчество.

Здесь наиболее явственно соединяются две стороны творчества - идеальная, движимая вдохновением и честолюбием, и материальная, подчиняющаяся меркантильным соображениям. Первой более соответствуют личные неимущественные права автора, второй - имущественные. В Договоре ВОИС по авторскому праву 1996 года подчеркивается огромная важность авторско-правовой охраны как “стимула для литературного и художественного творчества” (Преамбула). При этом какие-либо ограничения или исключения из предусмотренных в Бернской Конвенции и упомянутом Договоре прав считаются допустимыми лишь в определенных особых случаях, причем только такие, “которые не наносят ущерба нормальному использованию произведения и необоснованным образом не ущемляют законные интересы автора”.

Страны СНГ положительно оценили Договоры ВОИС 1996 года. В целях дальнейшей гармонизации законодательств региона Межпарламентская Ассамблея СНГ 9 декабря 2000 года приняла Постановление «О предложениях по совершенствованию национального законодательства государств-участников СНГ в области интеллектуальной собственности с учетом требований современных международных стандартов» и утвердила Рекомендации по совершенствованию национальных законов об авторском праве и смежных правах с учетом Договоров ВОИС 1996 года. Эти Рекомендации содержали подробные инструкции для национальных парламентов по имплементации содержащихся в Договорах положений. Впрочем, на практике способы имплементации оказались различны.

До конца 2002 года участниками договора ВОИС по авторскому праву и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам стали пять из двенадцати стран СНГ: Беларусь, Грузия, Кыргызстан, Молдова, Украина. Все они обновили свои национальные законы об авторском праве и смежных правах. Новые версии законов были приняты в Грузии (22 июня 1999 года), Кыргызстане (20 июня 2001 года), Молдове (28 июля 2002 года), Украине (11 июля 2001 года).

При этом следует подчеркнуть, что закон Республики Кыргызстан "Об авторском праве и смежных правах" в редакции от 20 июня 2001 года не содержит положений, свидетельствующих о его адаптации к требованиям Договоров ВОИС. В законе, однако, имеется статья 2, которая устанавливает приоритет международных договоров над национальным законом. Именно благодаря этой норме осуществляется здесь в настоящее время имплементация Договоров ВОИС. Правда, подобная форма имплементации не может быть признана оптимальной, поскольку она не позволяет, например, реально защитить информацию об управлении авторскими и смежными правами от изменения или подделки, поскольку обязательства государств-участников Договоров по этому вопросу носят исключительно общий характер и без должной конкретизации на уровне национального законодательства осуществляться не могут.

Несколько иначе обстоит дело в Республике Беларусь. Здесь новая редакция закона "Об авторском праве и смежных правах" была принята 11 августа 1998 года, ровно через два месяца после того как парламент 10 июня 1998 года ратифицировал Договоры ВОИС. Принимая законы о ратификации Договоров, белорусский парламент поручил правительству в срок до 1 января 1999 года подготовить и внести в Национальное собрание предложения по приведению законодательства в соответствие с требованиями Договоров. Однако до сего времени никаких изменений в закон не внесено. Это может быть объяснено тем, что закон от 16 мая 1996 года в редакции от 11 августа 1998 года в значительной степени уже осуществил имплементацию Договоров ВОИС в правовую систему Республики Беларусь.

Те страны региона, которые еще не стали участниками Договоров ВОИС 1996 года, в настоящее время предпринимают усилия по адаптации своего законодательства к требованиям этих договоров, чтобы впоследствии иметь возможность присоединиться к ним. Так, Государственная Дума, нижняя палата Федерального Собрания, парламента Российской Федерации уже не первый год работает над большим блоком поправок в действующий закон "Об авторском праве и смежных правах" 1993 года. Закон принят в первом чтении 16 октября 2002 года. Ожидается, что он вступит в силу до конца 2003 года. Еще раньше парламент Армении внес изменения и дополнения в свой закон. Ныне действующая редакция закона от 21 октября 2002 года позволяет Армении также присоединиться к Договорам ВОИС.

Напротив, в Казахстане, Азербайджане и Узбекистане продолжают в неизменном виде действовать законы об авторском праве и смежных правах, принятые еще в 1996 году. К этой группе стран следует отнести и Туркменистан, где специальный закон об авторском праве и смежных правах отсутствует, а соответствующие нормы выделены в специальный раздел IV в Гражданском кодексе, вступившем в силу в 1999 году.

Говоря о тенденциях и закономерностях, проявляющихся при адаптации национального законодательства стран региона к требованиям Договоров ВОИС, следует, прежде всего, отметить сходство не только концептуальных подходов, но и отдельных формулировок. Среди причин этого явления следует назвать следующие. Во-первых, законы об авторском праве и смежных правах создавались в странах региона приблизительно в одно и то же время, с использованием одних и тех же образцов, с учетом рекомендаций одних и тех же экспертов. Во-вторых, системы законодательства стран региона имеют общий генетический исток – советское законодательство. В-третьих, формирующиеся в странах региона национальные научные школы в области интеллектуальной собственности имеют, как правило, общих учителей. Наконец, в-четвертых, при совершенствовании авторско-правового законодательства многие страны СНГ стремятся к его гармонизации с региональными соглашениями Европейского Союза. Речь идет, в частности, о Директиве Совета ЕС 91/250/ЕЕС от 14 мая 1991 года о правой охране компьютерных программ,  Директиве Совета ЕС 92/100/ЕЕС от 19 ноября 1992 года о праве проката и праве предоставления в безвозмездное пользование некоторых прав, относящихся к авторскому праву в области интеллектуальной собственности, Директиве Совета ЕС 93/98/ЕЕС от 29 октября 1993 года о гармонизации срока действия охраны авторского права и некоторых смежных прав, Директиве Совета ЕС 96/9/ЕЕС от 11 марта 1996 года о правовой охране баз данных.

Адаптация законодательства к цифровой окружающей среде потребовала от парламентов стран СНГ, прежде всего, усовершенствовать понятийный аппарат. В новых версиях законов об авторском праве и смежных правах появились определения таких понятий как «компьютер», «отображение», «база данных», «информация об управлении правами», «технические средства защиты авторских и смежных прав» и т.д. Естественно, концептуальную базу для определений составили положения, содержащиеся в Договорах ВОИС. Однако, в ряде случаев национальный законодатель счел возможным детализировать эти положения таким образом, что их изначальный смысл изменился или, во всяком случае, может быть неверно интерпретирован правоприменителем.

Например, в законах Молдовы и Украины определение понятия «база данных», в отличие от статьи 5 Договора ВОИС по авторскому  праву, в качестве одного из важнейших признаков указывает не «результат интеллектуального творчества», а «результат творческого труда». Поскольку творческий труд может носить не только интеллектуальный характер, постольку использованная формула открывает путь для отклоняющегося толкования. Украинский закон вводит также дополнительные признаки, необходимые для признания той или иной совокупности информации компиляцией данных: информация должна быть «независимой», форма ее должна быть «произвольной», а расположение данных «упорядоченным». Кроме того, закон требует, чтобы составные части компиляции были «доступны индивидуально» и могли быть найдены при «помощи специальной поисковой системы на основе электронных средств (компьютера) или других средств».

В некоторых случаях законодатель полагает необходимым для уточнения понятия базы данных указать на те сферы или предметы, к которым данное понятие не применяется. Так, в белорусском законе уточняется, что «понятие базы данных не распространяется на компьютерную программу, с помощью которой может осуществляться электронный доступ к материалам базы данных».

Особо следует отметить определение понятия базы данных в законе Кыргызстана. Оно дословно повторяет соответствующее положение российского закона 1993 года: «база данных – объективная форма представления и организации совокупности данных (статей, расчетов и так далее), систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины». Разумеется, такое определение не соответствует статье 5 Договора ВОИС по авторскому праву. Российский законодатель, насколько можно судить по проекту закона, также не счел необходимым изменить это определение.

В Законе Грузии предусмотрены специфические положения, касающиеся дополнительной (специальной) охраны  прав составителей баз данных. Составителю (в законе он именуется изготовителем) базы данных предоставляется исключительное право не допускать извлечение или повторное использование всей или значительной части базы данных. Данное право распространяется на изготовителей, осуществивших значительное капиталовложение в приобретение, уточнение или представление содержания базы данных. При этом изготовитель базы данных рассматривается в законе как субъект смежных прав, хотя обычно базы данных охраняются авторским правом, а введенное Директивой Совета ЕС 96/9/ЕЕС от 11 марта 1996 г. о правовой охране баз данных право составителя является специальным (sui generis) правом, то есть не  относящимся ни к авторскому праву, ни к смежным правам.

Обращает на себя внимание тот факт, что некоторые положения Договоров ВОИС получают отражение в законах даже тех стран региона, которые еще не сделали конкретных шагов по присоединению к Договорам. Так, закон "Об авторском праве и смежных правах" Республики Казахстан закрепляет право автора распространять и сдавать в прокат, как оригинал, так и экземпляры произведения, что соответствует требованиям статьи 8(1) и статьи 9(1) Договора ВОИС по авторскому праву. Данное положение предусмотрено также в Гражданском кодексе Туркменистана.

Разумеется, такие нормы присутствуют и в законах государств-участников Договора: Беларуси, Грузии, Молдовы, Украины. Здесь имеются также аналогичные нормы, касающиеся прав исполнителя и производителя фонограмм и вытекающие из положений Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Предусмотренное статьей 10 Договора исключительное право исполнителя разрешать доведение до всеобщего сведения исполнений, записанных на фонограмму, по проводам или средствами беспроволочной связи представителям публики  посредством предоставления доступа к ним из любого места и в любое время по их собственному выбору отражено в законах Беларуси, Молдовы, Украины.

Реализация обязательств в отношении защиты прав

Определяя понятие информации об управлении правами, новые версии национальных законов в странах региона достаточно точно следуют положениям Статьи 12 (2) Договора ВОИС по авторскому праву. Однако и здесь встречаются отдельные отличия, причины появления которых не всегда понятны. Так, в проекте российского закона информация об управлении правами должна быть только «в электронной (машиночитаемой) форме». В связи с этим возникает вопрос о том, каким образом такую информацию можно приложить к экземпляру произведения, как того требует Договор ВОИС? Например, если такая информация будет напечатана с помощью слов на обертке компакт-диска, то, строго говоря, она не будет подпадать под защиту Договоров ВОИС в интерпретации российского закона.

Новые законы стран СНГ содержат значительное число норм, призванных обеспечить выполнение предусмотренных Договорами ВОИС обязательств относительно технических средств защиты авторских и смежных прав. Для правильного понимания принятых обязательств принципиальное значение имеет точное определение понятия «технические средства защиты авторских и смежных прав». Наиболее точно следует формулам Договоров ВОИС проект российского закона. В законах Беларуси, Молдовы и Украины не упоминается о том, что технические средства, защищаемые согласно Договорам ВОИС, применяются именно авторами, исполнителями,  иными обладателями авторских и смежных прав. Учитывая сравнительно недавнюю тоталитарную историю всех стран региона, легко предположить, что неопределенность в данном вопросе может подвигнуть правительства взять в свои руки создание технических средств охраны авторских и смежных прав. Гипотетическая опасность такого поворота состоит в том, что технические средства охраны авторских и смежных прав могут использоваться для осуществления цензурной функции.

Обращает на себя внимание определение, содержащееся в белорусском законе. Хотя в нем говорится именно о технических средствах защиты авторских и смежных прав, однако используется более общий термин – «технические средства». Причем, данный термин неоднократно применяется в законе, например, при характеристике таких понятий как «публичное исполнение», «публичный показ», «репродуцирование» и т.п. Очевидно, что во всех этих случаях законодатель вкладывает в понятие технических средств совершенно иной смысл, однако использование одного и того же термина для обозначения различных правовых понятий может затруднить правоприменение.

Молдавский и украинский законы ставят перед техническими средствами защиты авторских и смежных прав дополнительную задачу – контроль доступа к произведениям или объектам смежных прав. Строго говоря, это выходит за рамки Договоров ВОИС, которые имеют в виду технические средства, которые используются правообладателями в связи с осуществлением их прав и ограничивают такие действия третьих лиц, которые не разрешены правообладателями или не допускаются законом. В то же время, нужно подчеркнуть, что подобное расширение функций технических средств защиты авторских и смежных прав может быть оправдано, особенно, в отношении использования охраняемых объектов в Интернете.

Украинский закон не только расширяет функции технических средств защиты авторских и смежных прав, но и одновременно серьезно сужает сферу их применения. Здесь указывается, что технические средства должны создавать технологическое препятствие нарушению прав только при восприятии или копировании закодированных записей в фонограммах (видеозаписях) и передачах организаций эфирного и кабельного вещания. Отсюда следует, что, например, технические средства защиты компьютерных программ не подпадают под действие закона. Видимо, в данном случае налицо неудачная формулировка, а не проявление определенной позиции.

Обход технических средств защиты прав, также как и действия по устранению или изменению  информации об управлении правами рассматриваются новыми законами стран СНГ как серьезные правонарушения. При этом закрепляется ряд принципиально важных положений. Во-первых, устанавливается, что за совершение действий, направленных на обход технических средств защиты авторских и смежных прав либо на устранение или изменение информации об управлении правами, наступает такая же ответственность (уголовная, административная или гражданско-правовая), какая предусмотрена законом за нарушение авторских и смежных прав. Во-вторых, ответственность за эти действия наступает вне зависимости от того, имело ли место нарушение авторского права или смежных прав. В этом смысле показателен украинский закон, в котором «совершение действий, создающих угрозу нарушения авторского права и (или) смежных прав», рассматривается как уже состоявшееся нарушение этих прав. В-третьих, любые экземпляры произведения, записанного исполнения, фонограммы, передачи организации эфирного или кабельного вещания, с которых без разрешения правообладателя устранена или на которых изменена информация об управлении правами, считаются контрафактными. На это прямо указывается в белорусском законе.

В соответствии с Договорами ВОИС в законах стран СНГ выделяются следующие составы правонарушений:

1. В отношении технических средств защиты:

а) совершение действий по обходу технических средств защиты авторского и смежных прав;

b) изготовление, импорт, распространение (продажа, сдача в прокат и пр.), реклама любого оборудования или его компонентов, владение в коммерческих целях и в целях предоставления услуг любым оборудованием или его компонентами:

- которые рекламируются или предлагаются для продажи в целях обхода технических средств защиты авторского и смежных прав;

- основной целью использования и(или) результатом использования которых является обход любых технических средств защиты авторского и смежных прав;

- которые изначально предназначены, приспособлены или выполнены в целях предоставления возможности или облегчения обхода технических средств защиты авторского и смежных прав;

2. В отношении информации об управлении правами:

а) устранение или изменение без разрешения правообладателя информации об управлении авторским или смежными правами;

b) распространение, импорт в целях распространения экземпляров произведений и фонограмм, передача в эфир, передача по кабелю, доведение до всеобщего сведения произведений и фонограмм, с которых без разрешения правообладателя была устранена информация об управлении авторским или смежными правами.

Причем, ответственность за эти правонарушения наступает только в том случае, если, совершая действия по устранению или изменению информации о правах, юридическое или физическое лицо знало или должно было знать, что тем самым побуждает, позволяет, способствует или скрывает нарушение авторского или смежных прав.

Проект российского закона идет еще дальше, устанавливая особые правила в отношении лица, чьи услуги используются или могут быть использованы для нарушения авторских и смежных прав. Речь в данном случае может идти, например, о провайдере, который на законных основаниях предоставляет услуги по доступу в Интернет некоему владельцу веб-сайта, разместившему на нем пиратским образом оцифрованные музыкальные произведения.

Конечно, с одной стороны, нельзя вменить в обязанность провайдеру доступа контролировать все потоки информации, проходящие с использованием его технических средств. Это было бы нарушением права на информацию, тайны переписки, свободы выражения и т.д. С другой стороны, нельзя допустить, чтобы провайдер доступа освобождался от ответственности за такое нарушение авторских и смежных прав, которое было совершено при его осознанном участии.

Вот почему проект российского закона предлагает следующие правила. В случае обращения обладателей авторских или смежных прав с требованиями о пресечении нарушения таких прав, лица, оказывающие услуги, которые используются или могут быть использованы для нарушения авторских или смежных прав, вправе потребовать, чтобы информация о нарушении была подтверждена соответствующим авторским обществом или обществом обладателей смежных прав. В свою очередь, общество вправе не только направить уведомление о совершаемом нарушении, но и потребовать от производителя услуг принятия мер, необходимых для прекращения нарушения. Если после получения указанного уведомления лицо, оказывающее услуги, не приняло мер для пресечения нарушения, то такое лицо несет солидарную ответственность с нарушителем авторских или смежных прав.

Напротив, если лицо, оказывающее услуги, примет меры по пресечению нарушения на основании уведомления авторского общества, то оно освобождается от ответственности перед нарушителем или любыми другими лицами за убытки, причиненные в результате принятия таких мер. В этом случае убытки, причиненные третьим лицам, а также убытки, понесенные производителем услуг, подлежат возмещению за счет нарушителя.

Обращают на себя внимание положения украинского закона, касающиеся защиты авторских и смежных прав. В случае их нарушения, в том числе в результате обхода технических средств защиты или изменения (устранения) информации об управлении правами, авторы и иные правобладатели могут, помимо традиционных средств защиты прав воспользоваться следующими возможностями:

а) обращаться в суд с иском о прекращении действий, создающих угрозу нарушения их авторского права или смежных прав;

b) требовать прекращения подготовительных действий к нарушению авторского права или смежных прав, в том числе приостановления таможенных процедур, если есть подозрение, что могут быть пропущены контрафактные экземпляры произведений, фонограмм либо средства обхода технических средств защиты;

с) участвовать в инспектировании производственных помещений, складов, технологических процессов и хозяйственных операций, связанных с изготовлением экземпляров произведений и фонограмм, если есть основания для подозрения о нарушении или угрозе нарушения авторского права или смежных прав;

d) требовать, в том числе в судебном порядке, публикации в средствах массовой информации данных о допущенных нарушениях авторского права или смежных прав и судебных решениях относительно этих нарушений;

е) требовать от лиц, нарушающих авторское право или смежные права истца, предоставления информации о третьих лицах, задействованных в производстве и распространении контрафактных экземпляров произведений и объектов смежных прав, а также средств обхода технических средств защиты, и о каналах их распространения (аналогичная норма есть в законе Армении).

Особо следует отметить закон Украины «О распространении экземпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм» от 23 марта 2000 года, нацеленный на борьбу с пиратством в данной сфере. Он предусматривает обязательную маркировку каждого экземпляра аудиовизуального произведения или фонограммы специальной контрольной голограммой, которая выдается уполномоченным государственным органом и удостоверяет законность и правомерность использования этих экземпляров в соответствии с приобретенными авторскими или смежными правами.

Ограничения и исключения в интересах

образования, науки и свободы информации

Прежде всего, обратим внимание на то, что Договоры ВОИС 1996 годы признают необходимость сохранения баланса прав авторов и интересов широкой публики, в частности, в области образования, научных исследований и доступа к информации, как это отражено в Бернской конвенции. При этом никаких новых правил, касающихся обеспечения этого баланса, сами Договоры не устанавливают, но разрешают странам-участницам предусматривать в своем национальном законодательстве ограничения или исключения из прав, предоставляемых авторам, исполнителям и производителям фонограмм по Договорам ВОИС. Такие исключения возможны лишь в определенных особых случаях, которые не наносят ущерба нормальному использованию произведения, исполнения или фонограммы и необоснованным образом не ущемляют законные интересы правообладателей.

Исходя из этих принципов, страны региона установили достаточно широкий перечень исключений. Прежде всего, речь идет о такой сфере как репродуцирование произведений библиотеками, архивами и образовательными учреждениями. Так, закон Молдовы устанавливает, что библиотеки и архивы имеют право без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора и источника заимствования осуществлять репродуцирование произведений в единичном экземпляре без извлечения прибыли и в объеме, определенном поставленной целью.

Это правило распространяется, во-первых, на случаи замены утраченных, уничтоженных или ставших непригодными для использования экземпляров, включая помощь другим библиотекам или архивам, попавшим в аналогичную ситуацию. Во-вторых, оно касается репродуцирования правомерно опубликованных отдельных статей и других малообъемных произведений либо коротких отрывков из письменных произведений (за исключением компьютерных программ) - для учебных, научных или личных целей по запросам физических лиц.

Кроме того, образовательные учреждения могут репродуцировать правомерно опубликованные отдельные статьи и другие малообъемные произведения либо короткие отрывки из письменных произведений (за исключением компьютерных программ) - для аудиторных занятий.

Аналогичные нормы с незначительными вариациями встречаются в законах всех стран СНГ. Закон Украины конкретизирует, что репродуцирование учебными заведениями для аудиторных занятий опубликованных статей и других небольших по объему произведений,  а также  отрывков  из  письменных произведений допускается лишь при условии, когда: а) объем  такого  воспроизведения соответствует указанной цели; б) репродуцирование произведения является единичным случаем и не носит систематического характера; в) нет  ограничений  со стороны организаций коллективного управления относительно условий такого репродуцирования.

Во всех странах региона разрешается свободное использование отрывков из правомерно обнародованных произведений в качестве иллюстраций в изданиях, передачах, фонограммах и видеозаписях учебного характера. Однако в законах Азербайджана и Грузии,  акцентируется внимание на том, что отрывки должны быть короткими. Напротив, в законах Армении, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Украины речь идет не только об отрывках, но и о произведениях в целом, однако объем их использования должен быть оправдан поставленной целью. Однако на Украине это правило касается почему-то только литературных и художественных произведений.

Кроме того, закон Армении разрешает свободное использование произведений в образовательных учреждениях, в процессе образовательной деятельности при участии учителей и обучающихся, если слушателями являются учителя и обучающиеся а также лица, имеющие непосредственную связь с образовательным учреждением (родители, опекуны, попечители, воспитатели). В таких случаях необязательно даже указание имени автора и первоисточника. Еще одно исключение из общих правил предлагает закон Грузии. Здесь предусмотрено, что законный пользователь базы данных вправе без разрешения ее изготовителя извлекать для иллюстрации к учебному или научно-исследовательскому материалу значительную часть содержания базы данных, с указанием источника, в объеме, определенном  намеченной некоммерческой целью.

Почти во всех странах СНГ допускается без согласия исполнителя, изготовителя фонограммы, организации вещания, и без выплаты им вознаграждения использование исполнения, фонограммы, передачи и их записей для целей обучения или научного исследования. В некоторых законах уточняется, что речь может идти только о коротких отрывках (Азербайджан, Грузия, Молдова, Туркменистан), используемых в качестве иллюстраций.

Несколько иначе решается этот вопрос в Законе Украины. Здесь использование исполнений,  фонограмм,  видеозаписей и передач без согласия правообладателей возможно лишь при соблюдении следующих условий: а) воспроизведение указанных объектов осуществляется исключительно с целью обучения или научных исследований; b) оно не распространяется на экспорт воспроизведенных экземпляров за пределы таможенной территории Украины; в) за субъектами смежных прав сохраняется право на справедливое вознаграждение с учетом  количества  воспроизведенных экземпляров.

Согласно закону Молдовы учебные заведения, научные учреждения и библиотеки вправе в образовательных и научных целях, без согласия производителя фонограммы, составлять и использовать в ограниченных объемах (до 100 копий для одного учебного заведения или учреждения) сборники фонограмм, которые были уже правомерно введены в гражданский оборот посредством их первой продажи. При этом должны быть соблюдены следующие условия: а) на упаковке сборника должны быть указаны сведения об использованных произведениях, авторах музыки и текста, исполнителях, производителях фонограмм и т.д.; b) авторское вознаграждение составляет 50 процентов минимального установленного законодательством тарифа и выплачивается через общество по коллективному управлению правами.

Следует обратить внимание на закон Азербайджана, в котором специально сформулировано понятие публичного проката. Оно определено как передача права владения оригиналом или экземпляром произведения на определенное время библиотекам, архивам, другим предприятиям и организациям, оказывающим бесплатные услуги населению.

Законы всех стран СНГ допускают свободное использование произведений и объектов смежных прав в целях обеспечения свободного потока информации и свободы выражения. Прежде всего, это касается вопросов цитирования.

В соответствии с положениями Бернской конвенции законодательство стран СНГ допускает свободное цитирование правомерно опубликованных произведений с обязательным указанием имени автора и источника заимствования, включая воспроизведение коротких отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати. В большинстве стран указывается, что цитирование возможно в научных, исследовательских, учебных, полемических, критических и информационных целях, причем, как в отношении оригинала произведения, так и его перевода. Закон Украины содержит определение понятия цитаты, что, конечно, облегчает его применение в судебной практике. Цитата, указывается в законе, это «сравнительно короткий отрывок из  литературного, научного или любого другого опубликованного произведения, который используется с обязательной ссылкой на его автора и  источники цитирования другим лицом в своем произведении с целью сделать понятнее свои утверждения или для  ссылки  на  взгляды другого автора в аутентичной формулировке».

Облегчить разрешение споров о правомерном и неправомерном цитировании призвана и содержащаяся в законе Молдовы норма о предельных размерах цитат. Цитирование без выплаты вознаграждения допускается в следующих объемах: а) отдельный отрывок (проза) - до 400 слов; b) несколько отрывков из одного и того же произведения прозы - до 300 слов в каждом отрывке, но не более одного авторского листа; c) несколько отрывков из одного и того же произведения поэзии - до 40 строк при условии, что этот отрывок не составляет более четверти данного стихотворения.

Во всех странах региона допускается также свободное цитирование (в форме коротких отрывков) исполнений, фонограмм, телевизионных и радиопередач в научных, исследовательских, полемических, критических и информационных целях в объеме, определенном поставленной целью.

Проявляя заботу о праве граждан на информацию, законы стран СНГ разрешают свободное воспроизведение в газетах, журналах и других периодических изданиях или публичное сообщение правомерно опубликованных статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений аналогичного характера, за исключением случаев, когда такое использование произведений было запрещено автором или иным обладателем авторских прав. Они также разрешают воспроизведение либо публичное сообщение в обзорах текущих событий средствами фотографии, кинематографии, эфирного или кабельного вещания произведений, увиденных или услышанных в ходе таких событий, в объеме, определенном информационной целью. Правила свободного использования распространяются также на  воспроизведение в газетах, журналах и других периодических изданиях либо публичное сообщение произнесенных публично политических речей, лекций, обращений, суждений пропагандистского характера и других аналогичных произведений. Законы Азербайджана, Армении, Грузии и Туркменистана включают в этот перечень также речи, произнесенные в ходе судебных процессов. Следует отметить и специальное правило, предусмотренное в законе Молдовы: организации эфирного и кабельного вещания могут делать записи таких произведений только для краткосрочного использования (на срок до шести месяцев).

Забота об инвалидах проявляется в анализируемых законах в том, что правила свободного использования распространяются на воспроизведение правомерно обнародованных произведений рельефно-точечным шрифтом или другими специальными способами для слепых. Это правило не распространяется на произведения, которые специально созданы для таких способов воспроизведения.

Никаких ограничений и исключений, касающихся карикатуры и пародий, законы стран СНГ не содержат. На практике к ним применяются общие правила, касающиеся цитирования в полемических или критических целях.

 

 

 

 

 
« Пред.   След. »
Copyright © 2005 - 2008 РГИИС. /JoomlArt.com/Ermolaevy & Galchona

Заметки Федотова М.А.

home contact search contact search