Главная Все новости Мероприятия Downloads Контакты Дни ИС Страница Кафедры на сайте НИУ ВШЭ

 

Авторизация

Для получения рассылки сайта, или публикации статей и новостей пожалуста авторизируйтесь.





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Главная arrow Все новости arrow 17 февраля 2014 г.

17 февраля 2014 г.

Интеллектуальная собственность по-русски и с акцентом // Поправки в ГК пришлись к международному форуму

 

Антипиратский закон, действующий с августа прошлого года, решено пока не распространять на другие объекты, развитие законодательства об интеллектуальной собственности требует комплексного подхода, а плагиат в диссертациях крайне трудно преследовать по нормам авторского права. Об этом сегодня шла речь на II Международном юридическом форуме «Правовая защита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики», проходящем в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Форум совпал с рассмотрением в Госдуме во втором чтении поправок в раздел ГК об исключительных правах (см. здесь). Они во многом и определили ход дискуссии между ведущими российскими учеными и зарубежными экспертами.

 О том, что шестой по счету блок поправок в ГК принимается сегодня во втором чтении, объявила на пленарном заседании представительница комитета Госдумы по гражданскому законодательству Ольга Рузакова. Ее доклад открыл и работу основного круглого стола «Основные тенденции развития права интеллектуальной собственности». Ольга Рузакова назвала три наиболее важных вопроса, возникших при работе над поправками в ГК. Ответственность информпосредников (провайдеров, администраторов хостингов) оказалась настолько сложной, что сферу действия антипиратского закона № 187-ФЗ решено пока не расширять. Это несмотря на то, что в начале осени Госдума, Министерство культуры и различные участники рынка обсуждали скорейшее распространение антипиратского закона на музыкальные и литературные произведения.

Другой проблемой стала свобода использования произведений, в том числе библиотеками. Здесь, сообщила Ольга Рузакова, найден компромисс: библиотеки смогут копировать произведения, если они не переиздавались 10 и более лет. А вот режим исчерпания прав на товарный знак решено пока не менять.

Тему ответственности информпосредников затронули многие выступающие. Завкафедрой гражданского и семейного права МГЮА Людмила Василевская выделила минимум три вида (статуса) информпосредников: одни осуществляют передачу материалов в сети, другие предоставляют возможность размещения информации, третьи – возможность доступа. Юристам сложно понять и систему отношений с участием информпосредников, и обилие терминологии из сферы IT, использованной в антипиратском законе.

Людмила Василевская привела пример хостинга, разобрав его «классический» вариант и более сложные формы. Например, когда на территории провайдера размещается оборудование клиента, и провайдер предоставляет только канал. Взаимодействовать при этом могут несколько провайдеров разных уровней, а о природе отношений между ними законодатель не говорит. Людмила Василевская видит в этом опасный пробел: на практике сложно будет определить ответственность каждого провайдера, особенно с учетом норм ГК о виновной и безвиновной ответственности. На практический аспект проблемы обратил внимание глава юрфирмы «Интернет и Право» Антон Серго. По его словам, Мосгорсуд легко наказывает хостинг-провайдеров, которые предоставляют не контент, а только «плеер для просмотра».

Антон Серго отметил, что на данный момент Мосгорсуд удовлетворил 100% исков к информпосредникам. Эксперт рассказал также о противоречивой судебной практике, связанной с доменными именами. «Достоверно прогнозировать исход споров нельзя!», - заявил Антон Серго. Он привел примеры конфликтов владельцев прав на доменные имена и прав на фирменные наименования, конфликтов между доменами и товарными знаками, ограниченными отдельными классами МКТУ.

Председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова затронула другую тему – необходимость системного подхода к законодательству об интеллектуальной собственности. Отдельно взятый институт, включенный в ГК, сам по себе работать не будет: нужны нормы других отраслей права, регулирующие системные институты и их работу. По словам Людмилы Новоселовой, нужны специальные процессуальные нормы, правила исполнительного производства, административно-правовые нормы (особенно проработка системы госорганов и их функционала), таможенные правила, нормы МЧП. «Проблемами занимаются цивилисты, но комплексные решения отстают», - констатировала председатель суда.

На Украине другая крайность – идея кодекса интеллектуальной собственности. Об этом рассказала профессор Киевского национального университета им. Тараса Шевченко Наталья Кузнецова. По ее словам, в украинском ГК раздел об интеллектуальной собственности меньше, чем в ГК РФ, - в основном из-за меньшего включения административных норм. На Украине продолжают действовать специальные законы в сфере интеллектуальной собственности. При этом на Украине развивается тенденция «декодификации» ГК: проекты информационного и других кодексов «бродит по регионам», а ученые спорят, какой кодекс главнее. «Надо ли нормы разных отраслей объединять в одном кодексе?», - задала вопрос Наталья Кузнецова и сама же ответила отрицательно. Развивать законодательство необходимо строго в рамках отраслей. Наталью Кузнецову пугает также выделение из научной специальности гражданского права специальности «Интеллектуальная собственность», состоявшееся на Украине. «Самостийность нередко приводит к Майданам», - пошутила докладчица. «Проблемы нам очень близки», - отметила в ответ профессор МГЮА Марина Рожкова, выступавшая модератором круглого стола.

Времени для доклада Марине Рожковой не хватило, однако она кратко затронула проблему плагиата в диссертациях. Наказать за него крайне сложно: как правило, в диссертациях не воспроизводится чужое произведение в той форме, в которой оно охраняется авторским правом. То, что принято называть плагиатом в диссертациях, чаще всего является компиляцией, а компиляция законом не преследуется. В диссертациях «воруется» не форма, а содержание чужих произведений, но авторское право охраняет именно форму.

Выступления иностранных участников форума, многие из которых отлично говорили по-русски, показали значительную разницу между нашими проблемами и их проблемами. Швейцарец Николя Руйе подробно рассказывал о практике применения норм о недобросовестной конкуренции к товарным знакам, в отношении которых «есть риск смешения». Нормы о недобросовестной конкуренции можно применять как для отказа в регистрации товарного знака, так и для запрета использования зарегистрированных товарных знаков. Ограничение сферы интеллектуальной собственности нормами о недобросовестной конкуренции Николя Руйе назвал «разумным», хотя и отметил, что эти нормы не следует применять часто. В России Федеральная антимонопольная служба тоже предлагает сейчас распространить нормы о недобросовестной конкуренции на сферу исключительных прав, но Совет при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства против. По мнению Совета, в российских условиях к иностранному опыту в этой сфере надо относиться предельно осторожно (см. здесь).

Швейцария и ее судебная система, действительно, разительно отличаются от российской. Профессор Карл Экштайн, пошутивший по поводу своего немецкого акцента и французского акцента своего коллеги (оба делали доклады на русском), рассказал о Федеральном патентном суде Швейцарии, действующем с 2012 года. Этот суд был создан не на пустом месте – он замкнул в единую систему патентные суды, действовавшие в каждом из 26 швейцарских кантонов (на 8 млн населения Швейцарии). Практика кантональных патентных судов была противоречивой, рассмотрение дел затягивалось (рекорд – до 10 лет), и систему решили замкнуть на высший орган. Теперь кантональные патентные суды остались судами первой инстанции, а по второй инстанции эти дела рассматривает Федеральный патентный суд. Соотношение юристов и лиц с высшим техническим образованием в судейском корпусе 2:1, и в каждой коллегии, рассматривающей дела, обязательно присутствует как судья-юрист, так и судья с техническим образованием (коллегия может насчитывать до 7 судей).

О практике привлечения специалистов по интеллектуальной собственности в канадские суды рассказал управляющий партнер Gowlings International Inc. Дэвид Айлен. По его словам, суды привлекают различных отраслевых ученых, преподавателей и научных сотрудников вузов, и явка экспертов в суд проблем не вызывает. В России, отметила в кулуарах Людмила Новоселова, пошли иным путем: специалистами должны выступать лица со специальной квалификацией (на практике – патентные поверенные), но их привлечь в суд крайне сложно. Людмила Новоселова считает, что проблема экспертов по делам об исключительных правах требует отдельного обсуждения.

Источник:  http://e.mail.ru/cgi-bin/link?check=1&refresh=1&cnf=41c9c0&url=http%3A%2F%2Fzakon.ru%2FBlogs%2Fintellektualnaya_sobstvennost_porusski_i_s_akcentom_popravki_v_gk_prishlis_k_mezhdunarodnomu_forumu%2F10400&msgid=13923987140000000053;0,1&x-email=phibe_pepsi%40mail.ru&js=1

 
« Пред.   След. »
Copyright © 2005 - 2008 РГИИС. /JoomlArt.com/Ermolaevy & Galchona

Заметки Федотова М.А.

home contact search contact search